Юридический «террорист»? Миноритарий ОАО «Ангарскцемент» С. Голотвин действует недобросовестно и неразумно

14.02.2013

Недавно на одном из компроматных ресурсов Рунета появилось открытое письмо Станислава Голотвина, известного своими многочисленными исками к ОАО «Ангарскцемент», миноритарием которого (0,016% уставного капитала) он является.

В своем послании бывший юрист предприятия попытался опровергнуть факты, приведенные в статье «Сизифов труд Станислава Голотвина». Мы решили изучить арбитражные решения, которые были вынесены по его искам, чтобы понять, насколько сильны позиции каждой из сторон конфликта. К сожалению для Голотвина, сравнение получилось не в его пользу.

Напомним, ОАО «Ангарский цементно-горный комбинат» - крупное предприятие Прибайкалья, которое продолжительное время сотрясал корпоративный конфликт. Однако в июле 2011 г. конфликт по соглашению сторон был завершен, завод возглавил новый менеджмент во главе с генеральным директором Владимиром Афанасиным. Как можно судить по публичной отчетности и пресс-релизам общества, дела у завода идут нормально. Однако такое благополучное завершение этой истории не устроило миноритарного акционера ОАО «Ангарскцемент» Станислава Голотвина. Он подал в отношении завода и его мажоритарного акционера ООО «Русская цементная компания» более 13 исков, в которых оспаривает законность назначения органов управления обществом, некоторые их решения и заключенные сделки.

Итак, в деле A19-3079/2012 суд разбирал иск Голотвина о признании недействительным решения совета директоров ОАО «Ангарскцемент» от 27.06.2011, согласно которому руководителем предприятия перестал быть Алексей Баженичев и стал Владимир Афанасин. Миноритарий утверждал, что никакого заседания совета директоров вовсе не было, и копии протокола заседания не убеждали его в обратном. Суд исследовал эти обстоятельства, однако отказал Голотвину по другой, формальной причине – пропуск срока исковой давности. Безуспешной оказалась и попытка миноритария оспорить решение суда – суд апелляционной инстанции оставил его в силе.

В следующем деле - A19-4270/2012 – Голотвин пытался оспорить уже решения внеочередного общего собрания акционеров ОАО «Ангарскцемент» от 12.12.2011. При этом, как указано в судебных материалах, «в обоснование иска истец указал, что являясь акционером ОАО «Ангарский цементно-горный комбинат», о собрании акционеров от 12.12.2011г. узнал только из информации, размещенной ОАО «Ангарскцемент» 15.12.2011г. на сайте раскрытия информации».

Суд высказывал «сомнение в добросовестности процессуальных действий истца при рассмотрении спора». В итоге арбитраж пришел «к выводу, что истец не доказал обстоятельства, входящие в предмет доказывания по рассматриваемому иску, в том числе не обосновал то, что целью предъявленного иска является восстановление его прав и законных интересов, что нарушения при подготовке и проведении собрания являются существенными, принятыми решениями ему причинен вред, а также что его голосование могло повлиять на принятие оспариваемых решений».

Апелляция, которой впоследствии пришлось разбирать претензии Голотвина к декабрьскому собранию акционеров, также не увидела оснований для удовлетворения иска. Голотвин не знал о собрании? Так ведь «сообщение о проведении общего годового собрания акционеров ОАО «Ангарскцемент» опубликовано в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об акционерных обществах» и Уставом общества», в газете «Восточно-Сибирская правда», и при этом «содержало все необходимые сведения, предусмотренные статьей 52 Федерального закона «Об акционерных обществах»». Голотвин не был в курсе, где узнать о собрании? Так ведь «истец, долгое время являвшийся работником ОАО «Ангарскцемент» и занимавший руководящие должности, в том числе директора по правовым вопросам, а также входивший в состав членов совета директоров общества и участвовавший в судебных разбирательствах при рассмотрении корпоративных споров с участием ОАО «Ангарскцемент» в Арбитражном суде Иркутской области, достоверно знал о способе информирования акционеров Общества о дате и времени проведения собраний акционеров».

Неудивительно, что апелляция отказала Голотвину в удовлетворении требований, поскольку он «не доказал обстоятельства, входящие в предмет доказывания по рассматриваемому иску, в том числе не обосновал то, что целью предъявленного иска является восстановление его прав и законных интересов».

Причем заметьте, арбитраж, обосновывая свою позицию и отвергая доводы Голотвина, активно ссылается на действующие законодательные нормы. Почему же сам Голотвин, с юридическим-то образованием, не мог просчитать эту реакцию судей на его тезисы? Или действительно для него главное - не обоснованность иска, а то самое «злоупотребление правом»?

Идем дальше. Дело A19-11337/2012. Здесь истец оспаривал решения следующего по счету внеочередного общего собрания акционеров ОАО «Ангарскцемент» от 29.02.2012, опять ссылаясь на невозможность своевременного ознакомления с информацией о проведении собрания и материалами к нему. Суд снова констатирует: «Истец, долгое время являвшийся работником ОАО «Ангарскцемент» и занимавший руководящие должности, в том числе директора по правовым вопросам… достоверно знал о способе информирования акционеров Общества о дате и времени проведения собраний акционеров».

Отдельно суд отреагировал на слова Голотвина о том, что он не мог получить газету с объявлением о собрании. Вы только вчитайтесь – звучит, словно отеческое наставление: «Истец, являясь акционером общества и зная положения Устава общества, включая положения пункта 17.4 Устава, действуя добросовестно, разумно и в должной степени осмотрительно, должен был изыскать способ своевременно получать газету «Восточно-Сибирская Правда». Неполучение истцом указанного печатного издания явилось следствием его собственной нераспорядительности». Замечательные слова для воспитания юношей – действуй «добросовестно, разумно и в должной степени осмотрительно», не проявляй «нераспорядительности». Вот только Голотвин далеко не юноша, он акционер общества, занимавший руководящие должности.

Тем не менее, Станислав Александрович попытался заявить в суде, что ему не было известно о месте проведения собрания. Арбитраж продолжил воспитательную беседу: «Учитывая тот факт, что истец в прошлом являлся одним из руководящих сотрудников общества, не вызывает сомнений, что ему было достоверно известно о том, где именно в г. Ангарске расположено общество. Следовательно, никаких затруднений с поиском места проведения общего собрания акционеров он испытывать не мог. Его утверждения об обратном являются надуманными».

И вообще – «отсутствуют доказательства препятствования ОАО «Ангарскцемент» в реализации Голотвиным С.А. права на получение информации о деятельности общества, в том числе информации, касающейся проведения собраний акционеров».

Резюмируя, суд переходит от назиданий к довольно жесткой критике истца. Еще чуть-чуть - и ремень достанет, образно говоря: «По мнению суда, главным мотивом оспаривания решения общего собрания акционеров от 29.02.2012 является корпоративный конфликт в ОАО «Ангарскцемент», однако решение данного конфликта лежит вне рамок рассмотрения настоящего спора». А если так, то неудивительно, что суд в итоге пришел к выводу «о нарушении истцом при обращении с настоящим иском в суд требований статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающей действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

Как видно, речь опять о «злоупотреблении правом». Разумные и добросовестные юноши так себя не ведут…

Но Голотвин не успокаивается. Дело A19-12055/2012: требование «о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров от 05.03.2012». Один из аргументов Голотвина - ссылка на «отсутствие адресной таблички на здании заводоуправления». Однако арбитраж упорно не верит в неспособность истца без таблички отыскать и опознать здание, в котором он долгое время работал! «Суд приходит к выводу о недоказанности истцом довода о нарушении обществом порядка уведомления акционеров о проведении собрания». И далее: «По мнению суда, истец не представил в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что принятым на общем собрании акционеров ОАО «Ангарскцемент» решением от 05.03.2012 нарушены его права и законные интересы либо причинены какие-либо убытки».

Кроме того, арбитраж отдельно указывает на то, что амбиции Голотвина не слишком согласуются с его «миноритарным весом»: «Голосование истца, владеющего 0,016% акций уставного капитала общества, не могло повлиять на результаты голосования по вопросам, поставленным в повестку дня». Другими словами, все попытки Голотвина отменить решения общего собрания акционеров или кадровые назначения абсолютно бессмысленны: его голос в силу размера его доли все равно ни на что не влияет! Предположим, Голотвин выиграет, и какое-то решение собрания акционеров будет отменено. Тогда акционеры вновь соберутся, примут решение, на которое Голотвин вновь не сможет воздействовать. И что тогда? Миноритарий вновь побежит в суд? Впрочем, пока ни одного иска Голотвин не выиграл, в иске по делу A19-12055/2012 ему было отказано.

Кстати, любопытно, что решения одного собрания акционеров ОАО «Ангарскцемент» все же были отменены. Это собрание от 10.10.2007, секретарем которого выступал… сам Голотвин. Он, будучи свидетелем по делу А19-22171/09, лично назвал ряд серьезных нарушений законодательных требований к проведению собраний: не было опубликовано сообщение о его проведении, список участников не составлялся, не соблюден кворум, журнал регистрации акционеров никому не передан и т. д. и т. п. Такой дотошный до чужих ошибок правдоруб-Голотвин сам не смог провести собрание акционеров и допустил многочисленные нарушения законодательства!

Но вернемся к искам самого Голотвина, а именно - к делу A19-13535/2012. На сей раз идет разбирательство вокруг требования Голотвина признать недействительными решения годового общего собрания акционеров ОАО «Ангарскцемент» от 20.06.2012. Картина обычная: «В обоснование иска истец указал, что в собрании участия не принимал, о его проведении не уведомлялся, на собрании акционеров от 20.06.2012 не могло быть кворума, в силу чего такое собрание не имеет юридической силы. Считает, что газета «Иркутский репортер», в которой опубликовано сообщение о проведении собрания, не является печатным изданием, предусмотренным уставом общества».

Арбитраж, в котором эти аргументы разбирались не раз и не два, снова заявляет, что «действуя добросовестно, разумно и в должной степени осмотрительно, истец имел возможность своевременно получать указанную газету, а также возможность своевременно получить информацию о дате, времени, месте и повестке дня общего годового собрания акционеров ОАО «Ангарскцемент» от 20.06.2012». Исход ясен: иск подлежит отклонению.

Дело A19-13536/2012 несколько отличается от уже описанных. В нем Голотвин пытался оспорить сделку «от 24.06.2011г. по приобретению ОАО «Ангарскцемент» у Общества с ограниченной ответственностью «БДМ» доли в уставном капитале Общества с ограниченной ответственностью «Анкоцем». Но Голотвину снова нечем подкрепить в суде свои требования. Суд установил: «доводы истца, что доля в ООО «Анкоцем» была приобретена ОАО «Ангарскцемент» по явно завышенной цене, надлежащими доказательствами не подтверждены», а «основания полагать, что указанной сделкой причинены убытки ОАО «Ангарскцемент» у суда отсутствуют». Опять неудача.

В деле A19-13537/2012 Голотвин возвратился к практике оспаривания решений собраний акционеров. Теперь того, которое было проведено 9.06.2012. А суд вернулся к отеческим наставлениям, снова констатируя: действуй Голотвин «добросовестно, разумно и в должной степени осмотрительно», он бы легко узнал о собрании и смог бы принять в нем участие.

Параллельно арбитраж провел для истца ликбез по красным дням календаря: «Довод истца о том, что положения части 3 статьи 52 Федерального закона «Об акционерных обществах» предполагают предоставление 20 рабочих, а не календарных дней на ознакомление с материалами к собранию, судом отклоняется, поскольку закон не предусматривает возможности ознакомления с указанными документами в выходные дни».

А в решении по делу A19-13538/2012, в котором Голотвин оспаривал решения собрания от 26.03.2012, суд на пальцах объяснил истцу, где следует искать издание с интересующим его объявлением: «Проанализировав представленные в материалы дела документы, суд приходит к выводу, что газета «Восточно-Сибирская правда» доступна по подписке, осуществляемой Почтой России, Межрегиональным агентством подписки, ООО «Урал-пресс Иркутск», а также в розницу и в сети Интернет».

Таким образом, Голотвин оспаривал решения 7 из 10 собраний акционеров «Ангарскцемента». Судом уже рассмотрено 5 дел, и в решении по каждому из них суд подтвердил: собрания проводились законно и без нарушений. Спрашивается: чем недоволен Голотвин? Чего ради он регулярно выставляет себя на посмешище? То он напрочь забывает, где находится здание заводоуправления, то он газету не может купить, то в буднях и выходных путается... Может быть, все дело в том, что он хочет подороже продать свои акции – и добивается повышения цены? Так можно, на первый взгляд, подумать.

Вот, например, дело A19-13539/2012. Голотвин обратился в арбитраж с требованием обязать ООО «Русская цементная компания», мажоритарного акционера ОАО «Ангарскцемент», «направить публичную оферту акционерам Общества о приобретении у них таких ценных бумаг в порядке и на условиях, предусмотренных статьей 84.2 Закона «Об акционерных обществах»».

Суд выяснил, что у Голотвина неоднократно была возможность продать свой пакет. В 2012 году ОАО «Ангарскцемент» 5 раз объявляло о выкупе собственных акций, причем по цене, которую определял независимый оценщик. Более того, в процессе разбирательства по этому делу представитель ООО «Русская цементная компания» предложил С. Голотвину заключить мировое соглашение и выкупить его акции. Но это предложение Голотвин даже не удостоил своим ответом! Все это, да еще и с учетом значительного количества исковых заявлений, позволило суду постановить, что «действия истца... нельзя признать разумными и добросовестными». «Указанные обстоятельства позволяют суду сделать вывод о том, что истцом преследуются иные цели, чем защита его нарушенных прав», - констатировали судьи.

Как видно, и цель продать акции подороже для Голотвина не главное. Что же тогда им движет? Зачем он «раскачивает лодку», дестабилизирует работу предприятия, забрасывая его исками? Многие СМИ высказывали предположение, что Голотвин действует в интересах так называемой «команды Муравьева» - группы бывших топ-менеджеров холдинга «Сибирский цемент» (второй крупный акционер ОАО «Ангарскцемент»). Общий ущерб от их деятельности на руководящих постах составил более 150 млн. рублей, холдинг взыскивает средства с причастных к этим делам физических и юридических лиц в судебном порядке. Возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество», по нескольким эпизодам идут следственные проверки. Юридический террор Голотвина – не месть ли это? Не попытка ли отвести глаза от проблем соратников по команде Муравьева?

Так или иначе, молодой юрист Голотвин (ему чуть больше 30 лет), можно предположить, не слишком дальновиден. Многочисленные решения судов, так ярко характеризующие его личность, навсегда сформировали отношение к нему судей. В коридорах иркутского арбитража еще долго будут смеяться над аргументом про «отсутствующую на здании адресную табличку»… Что ж, как говорил Оскар Уайльд, лучший способ приобрести репутацию – это потерять ее. Видимо, г-н Голотвин следует совету классика.

Источник

Вы можете обсудить интересующие темы или предложить новые на форуме портала /forum.

Предметный указатель: