В Стерлитамаке проблемы с сырьем для соды и цемента

11.10.12.

Республика рискует лишиться своего главного бренда, если стерлитамакская «Сода» останется без сырья. Исполнительный директор ОАО «Сода» Сергей Лобастов несколько лет возглавляет одно из крупнейших предприятий республики. Оставаясь флагманом экономики, «Сода» в настоящий момент не может похвастаться ясными перспективами. О дне сегодняшнем и о том, какое будущее ждёт «Соду» уже в скором времени, он рассказал корреспонденту «АиФ-Башкортостан».

 

О миллиардах и белых морях

- Сергей Александрович, «Сода» всегда на слуху. Независимо от того, о чем идёт речь - об экологии, сырье, промышленном перевооружении. Почему?

- Тема «Соды» возникает постоянно, потому что это успешное и стабильно работающее предприятие. В I полугодии 2012 года предприятие увеличило чистую прибыль на 28,2% - до 1,6 млрд рублей. Выручка выросла на 11,5% - до 7 млрд рублей. При этом один работник «Соды» обеспечивает занятость нескольких человек в других отраслях. Только в виде заработной платы в экономику республики ежегодно вливается около 1,4 млрд рублей. Эти деньги перетекают в торговлю, строительство, сферу услуг.

- Известно, что «Сода» уже несколько лет ведет реализацию нескольких крупных проектов по экологии. Какова ситуация сейчас?

- Программа развития нашего предприятия рассчитана на 5-7 лет, и в ней идёт речь о сокращении неблагоприятного воздействия на окружающую среду. Это, прежде всего, связано с переработкой отходов содового производства. Во второй половине 2013 года будет запущен по существу новый цех, который будет заниматься фильтрацией жидких отходов, точнее, отделять твердую часть из дистиллерной жидкости. Полученную твердую часть можно использовать в производстве строительных материалов и сельском хозяйстве. Другая часть дистиллерной жидкости будет перерабатываться в цехе по производству хлористого кальция, начало строительства которого намечено на следующий год. Все эти мероприятия позволят значительно снизить накопление жидких отходов в белых морях.

- А какова ситуация с воздушными выбросами?

- Чтобы избежать несанкционированных воздушных выбросов, нужно совершенствовать технологический процесс и стабилизировать режим. Мы внедряем систему АСУТП, которая заработает с 2013 года. Всеми процессами будет управлять электроника. Автоматизация снизит долю выбросов, ведь есть прямая зависимость между несанкционированными выбросами и человеческим фактором.

- Большие вложения в экологию не подрывают экономику предприятия?

- Любые мероприятия, связанные с модернизацией, позволяют снизить затраты. Выбросы – это потери, минимизация этих потерь и позволяет снижать затраты на производство. Программы, связанные с влиянием на окружающую среду, весьма затратные, но мы будем их разрабатывать и реализовывать, потому что это вопрос ответственного отношения к людям, живущим здесь, на этой территории.

 

Сырью – быть!

- Запас прочности у «Соды» не так велик. Причина общеизвестна – отсутствие долгосрочных перспектив по сырью.

- Да, в вопросах снижения себестоимости есть две составляющих. Во-первых, это количество используемого сырья на единицу продукции. Мы его снижаем за счет новых технологий. Во-вторых, это стоимость доставки сырья, прежде всего, известняка на завод. У нас огромные планы сделать предприятие и успешным на рынке, высокотехнологичным. Но когда ставится вопрос: «А как у вас по сырью?», – падает настроение. У нас трудятся тысячи людей, но и у них нет ясности, что впереди. Это плохо сказывается на работе предприятия. Уже сейчас при высокой заработной плате на «Соде» ощущается дефицит кадров. Ведь люди идут работать не на один, не на два года, им нужно знать, что впереди.

- Вырисовывается довольно мрачная картина…

- Если не окажется сырья там, где нам указывают его разрабатывать, мы должны быть уверены, что правительство республики обеспечит завод сырьем. Тем более что есть утвержденные ранее государственной комиссией запасы, и решение то никто не отменял. Я имею в виду месторождения неподалеку от предприятия, с расчетом на которые строился завод. Сейчас «Сырьевая компания» начинает вести геологоразведку на Каранском месторождении. На это уйдет два года, и если там окажется подходящее сырьё, то потребуется время на создание проекта по его доставке и т.д. Но если через два года выяснится, что месторождение не подходит, то время будет безвозвратно упущено, и это должно понимать государство, как один из главных акционеров «Соды». Мы предлагаем не терять время и вести геологоразведку ещё в нескольких местах, в том числе и на месторождениях, которые были выделены «Соде» ещё в 40-е годы. Затем нужно провести анализ с привлечением специалистов, а не тех ангажированных людей, которые сегодня высказываются в прессе.

- Задействовать сразу несколько мест для геологоразвездки для вас важно?

- Сегодня никто не может предсказать результат исследований. В цепочке стерлитамакских шиханов гора Куш-тау самая большая и стоит ближе всех к «Соде». Несколько лет назад мы начали там геологоразведку. Через два года выяснилось, что известняк Куш-тау не пригоден к промышленной разработке. На остальных горах может быть такая же картина, но это прояснит только геологоразведка. Но чтобы её провести, а потом сделать проект инфраструктуры по доставке сырья, нужно много времени. «Сода» еще в начале 90-х годов инициировала перед органами власти вопрос сырьевой базы. Если бы столько времени не было упущено, то сегодня мы бы не просили разрешения начать одновременную разведку в нескольких местах.

- Но всё же, если рассмотреть худший вариант, можно гипотетически предположить, что «Сода» будет закрыта?

- Часть производимой нами продукции могут выпускать другие заводы. К примеру, завод в Березниках может довести объемы до 1,1 миллиона тонн. Хотя это не покроет даже российской потребности – нашей промышленности нужно не менее 2 миллионов 600 тысяч тонн соды. Сода нужна стекольной, металлургической, химической отраслям. К примеру, Китай производит более 21 млн тонн соды. Если мы хотим развиваться, то нужно не просто сохранять существующие объёмы, а наращивать.

- Так повелось, что именно «Сода» чаще всего заводит разговоры о сырьевой проблеме. А почему ваши соседи из немецкой компании «Хайдельбергцемент», владеющие цементным производством и не менее заинтересованные в получении известняка, не возмущаются затягиванием решения вопроса о новых месторождениях?

- А почему вы считаете, что не возмущаются? «Хальдербергцемент» - один из крупнейших в мире производителей цемента, стратегический инвестор, который приходит только туда, где видит потенциал и долгосрочную перспективу. Сейчас немецкие инвесторы в некотором недоумении, ведь обещанные ранее перспективы оказываются не такими уж реальными. Коллеги обращаются, как и мы, в правительство, но также не находят ответа. При этом у них есть планы увеличить мощности в два раза, но еще ни один цементный завод не смог производить цемент из воздуха. В другом случае завод будет закрыт.

- Выходит, потерять немецкие инвестиции республика не боится?

- Ситуация складывается странная, ведь о привлечении именно таких инвесторов говорят представители нашей власти: финансово самодостаточны, профессионалы в своей отрасли, имеют видение долгосрочной перспективы, сохраняют и поддерживают сложившиеся традиции в социальной сфере. Вот несколько фактов: среди сопоставимых предприятий в Стерлитамаке в первом полугодии в «Хайдельбергцементе» выплачивается максимальная средняя заработная плата, за 2011 год предприятие стало третьим в республике по выполнению условий коллективного договора. Мне кажется, что в данном случае, как говорится, мяч на стороне тех, кто формирует привлекательный инвестиционный климат в республике, и именно в их руках решение «сырьевого» вопроса.

- Ходят разговоры, что некоторые акционеры вашего предприятия не живут в Башкирии…

- Но разве в этом показатель ответственности владельцев? Не столько прибыль является фактором развития региона, сколько заработная плата и обороты, которые создаются при производстве продукции. Есть данные статистики о соотношении доходов и миграции населения. Согласно этим данным, в тех российских регионах, где зарплаты высокие и отмечается приток инвестиций, в том числе и иностранных, идёт приток населения. В числе таких соседний Татарстан, Челябинская область, Нижегородская. А у нас в Башкирии доходы ниже и, несмотря на значительное превышение рождаемости над смертностью, количество населения уменьшается. А значит, в республике не будет хватать рабочих рук для экономики, не будет промышленного роста. Чтобы поддерживать рынок труда, надо создавать новые рабочие места или хотя бы сохранить те, что есть. А у нас государство почему-то бюджетные средства направляет совсем не на это, не на развитие производства, а на выплату пособий по безработице.

 

Главный бренд Башкирии

- В cвязи с отсутствием перспектив по сырью, наверное, от вас отворачиваются и инвесторы?

- Мы сами зарабатываем прибыль и вкладываем в развитие. Ежегодный объем инвестиций около 800 миллионов рублей. Этого хватает, чтобы поддерживать производство. А для развития, реализации проектов, рассчитанных на долгосрочные перспективы, нужны более серьезные вложения со сроком окупаемости больше 5 лет. Сегодня завод, можно сказать, находится в зоне риска, поэтому банки с осторожностью подходят к вопросу кредитования предприятия.

- Одному из ваших производств - пищевой соды - в этом году исполнилось 45 лет. Красно-желтая пачка соды стала настоящим брендом предприятия и республики.

- Это действительно настоящий бренд. Найдите ещё такую марку, чтобы она была в каждой квартире! Нет такой. Это визитная карточка Башкирии, которая есть на каждой российской кухне. Сейчас мы занимаемся большой модернизацией цеха очищенного бикорбаната, где и делают пищевую соду. Со временем привычная пищевая сода будет выпускаться и в пластиковой упаковке.

- «Сода» всегда много тратила на социальные программы и благотворительность. Сегодня эта тенденция сохраняется?

- В сфере благотворительности мы ориентируемся на воплощение проектов от начала до конца, чтобы люди знали, что это сделано «Содой». К примеру, на протяжении трех лет мы выделяли по 80 миллионов рублей администрации Стерлитамака, они направлялись в разные сферы, но никто не знал, что это деньги содовиков. Теперь мы решили целенаправленно финансировать конкретные программы и объекты.

На Совете директоров было решено уделить внимание медицинским учреждениям, довести их до современных стандартов. Начали с бывшей поликлиники содовиков, а ныне городской больницы №4, где и сейчас лечится много наших работников. В этом году выделили 30 миллионов рублей на ремонт. В следующие годы финансирование продолжится. Это важная сфера. Несколько лет назад мы начали заниматься профилактикой здоровья работников, внедрив целый комплекс мероприятий. Это принесло свои плоды – количество дней нетрудоспособности сократилось в два раза, сотрудники меньше стали уходить на больничный, – ещё раз доказав, что лучшие инвестиции - это инвестиции в людей. По-другому быть не может.

 

Предметный указатель: