Продолжение гипсовой истории в Гомзово

17.06.2013

Позволим себе немного сплетен- Простроймат.ру

На заседании инвестиционного совета Нижегородской области, которое состоялось 23 мая 2013 года в областном центре, уже во второй раз зелёную улицу открыли для французского концерна «Сен-Гобен».

Интересно, с чего такая честь для иностранного инвестора, который, начиная с 2006 года, никак не может выполнить свои обещания в освоении Южного участка Гомзовского месторождения гипса и ангидрита? А если вспомнить, когда была приобретена лицензия на разработку многострадальной залежи полезного ископаемого (было это аж в прошлом тысячелетии!), то и подавно не перестаёшь удивляться благостному расположению инвестсовета к «Сен-Гобену». Может, в компании с французами работает кто-то из сильных мира сего?

Что даёт приоритетность? В конкретном случае — льготы по налогам на имущество и прибыль в размере 145,1 млн. рублей.

За впечатляющими цифрами объема инвестиций в проект (3,094 млрд. рублей) и суммы налоговых поступлений в консолидированный бюджет области после окончания реализации проекта (259,9 млн. рублей ежегодно), как-то теряется уточнение, что срок окупаемости проекта, то есть период, после которого должны начаться основные поступления в региональный бюджет (налоги с прибыли), составляет 102 месяца или восемь с половиной лет. Ждите, когда-нибудь время благоденствия наступит!

В очередной раз сменилось число обещанных рабочих мест. Оно прежде регулярно увеличивалось от 40 (в самом начале, когда планировалось строительство одного карьера без завода) до 200 и даже 400, когда нужно было добавить пущей важности проекту. Ныне обещано 128 рабочих мест, но, правда, с зарплатой 67 тыс. рублей.

В преддверии заседания инвестиционного совета Нижегородской области в газете «МК в Нижнем» появилась статья уже известного в Павлове журналиста Константина Гусева, который по приглашению компании «Сен-Гобен» съездил в Париж на гипсовый карьер и сделал соответствующие этому факту выводы о дремучести павловчан, где «местечковые революционеры» сопротивляются строительству горного комплекса возле деревни Гомзово, а этот проект несёт райскую жизнь непонятливым жителям Павловского района.

Теперь Гусев съездил в Финляндию на гипсовый завод, но тон новой публикации всё тот же – пренебрежительный к Павлову, где всего-то и есть – только гуси да лимоны, а его жители вообще неадекватные, потому что на протест павловчан люди в Европе «крутили пальцем у виска».

Вот один такой выплеск уничижения: «Если Павлово — город «гусей и лимонов», то этот финский городок позиционируется как «незабываемый уголок природы».

Куда уж нам с нашей природой! Например, в Финляндии: «С другой стороны гипсового завода природоохранная зона, где обитают особо охраняемые государством белки — летяги. По закону, на этой территории нельзя производить никаких работ». А в Павловском районе при строительстве карьера не посчитались ни с какими «краснокнижными» обитателями на этой территории.

Зачем понадобился этот очередной заказной материал? По-видимому, для того, чтобы подготовить население к тому, что сырьё на гипсокартонный завод будут возить в грузовых автомобилях и складировать на открытой площадке. В статье указано, что «начало разработки карьера пока перенесено», «завод, принадлежащий французскому концерну, планируется запустить в эксплуатацию в июле», а «гипс будут возить из Уфы и Самары». Кроме того, подтверждается, что гипсовая пыль в местах транспортировки горной породы есть: «В Финляндии от порта выгрузки до завода — около километра. Мы едем по обычной лесной дороге с белыми пятнами гипсовой пыли на обочине». Будут и горы складированной породы: «На территории завода склад сырья — огромные груды гипса».

Интересная получилась история с Гомзовским месторождением гипса и ангидрита. Сначала инвестор планировал построить в Павловском районе только гипсовый карьер без перерабатывающего завода, а ситуация сложилась наоборот — построили завод без карьера. Как ни убеждали авторитетные лица со всех сторон дремучих павловцев в том, что освоение месторождения будет без проблем, в реальности без них не обошлось. Теперь уже точно известно, что главной проблемой стала сильная обводненность геологического разреза.

Нужно было видеть, с каким азартом на общественных слушаниях, в газетах и в телевизоре специалисты разного ранга заявляли, что при разработке месторождения удастся легко справиться с водой, что дебит небольшой и откачка не потянет за собой понижение уровня грунтовых вод, а противники строительства карьера просто нагоняют страхи. Приток воды оказался такой, что справиться с ним не удаётся.

По другим данным, озвученным в прессе, гипсокартонный завод планируют официально запустить в конце июня. Наверное, подстраиваются под график главы региона, он первый камень закладывал, ему и ленточку разрезать на церемонии пуска. На самом деле предприятие уже выпускает гипсокартонные плиты, но крики «Ура!» в СМИ пока отложены. А чем хвалиться? Вряд ли много радости в том, что завод построили в поле рядом с месторождением, а сырьё для завода приходится возить даже не из Арзамасского района (там несколько десятилетий ведётся подземная добыча), а из других регионов, причём гипсовая порода доставляется не по железной дороге, которая проходит мимо завода и на которую имелись большие виды, а на колёсах.

Гипс возят, жители Павловского района это уже заметили. Тяжёлый грузовой транспорт добивает остатки дорог. Стены и окна домов содрогаются от грохота и сотрясения воздуха. Вспомнилась ещё одна фраза из статьи в «МК»: «Но есть жесткие требования по уровню шума, пыли и т.д. За их нарушение промышленники жестоко караются…». Есть и у павловчан свои планы претензий на грохот грузовиков, особенно тех, водители которых будут выбирать дороги получше и проезжать через населённые пункты.

По приватной информации, со строительством перегрузочной площадки на железной дороге вблизи гипсокартонного завода тоже вылезла неожиданная проблема, хотя дорогу туда уже начали отсыпать. Заезд на неё с трассы Павлово – Гомзово сейчас перекрыт кучей щебёнки. Павловская земля упорно не принимает французскую райскую жизнь.

Однако на тот случай, если карьер окончательно выйдет из строя, сырьём французов могут выручить другие «инвесторы». В Павлове есть большое гипсовое месторождение на окраине города и нет никакой гарантии, что его не вовлекут в разработку ради построенного завода, ведь попытка протолкнуть проект уже предпринималась, как альтернатива карьеру возле деревни Гомзово. При этом местную власть могут даже не спросить, как в той же Финляндии, где директор подразделения по развитию бизнеса муниципалитета Марко Тииринен так и сказал: «Разрешение на строительство и любую деятельность даем не мы, а федеральные структуры. Местные чиновники ничего не решают…».

Кстати

Всего лишь за восемь лет в Нижегородской области на глазах у людей произошли три крупных карстовых провала: в Вачском районе у деревни Болотниково (в мае 2005 года), в Арзамасском районе в деревне Белозёрье (в августе 2012 года) и в районном поселке Бутурлино (в апреле 2013 года). Не говоря уж о тех, которые поменьше и случаются чаще. Живём на легко размывающихся горных породах, не усугублять бы ситуацию. Откачивать подземные воды, значит, привести их в движение и спровоцировать усиленный размыв имеющихся полостей. Если под землёй своды пустот не выдержат, это аукнется на поверхности, где повсюду дома, трубопроводы, рельсы, дороги, столбы.

Елена Горгоц.

_________________________________________

Из газеты «Московский комсомолец» в Нижнем Новгороде»

Насколько опасно гипсовое производство?

Ответ на этот вопрос наш корреспондент искал в финской глубинке.

Мы уже неоднократно рассказывали о строительстве гипсового завода и гипсового карьера у деревни Гомзово в Павловском районе и волне протеста местного населения против него. В июле завод, принадлежащий французскому концерну, планируется запустить в эксплуатацию. Работать пока он будет на привозном сырье (гипс будут возить из Уфы и Самары) — начало разработки карьера пока перенесено. Это вызвало очередной виток недовольства среди жителей Гомзово: дескать, гипсовая пыль навредит экологии региона и здоровью людей. Наш корреспондент отправился в небольшой живописный финский городок Киркконумми, где гипсовый завод работает на привозном сырье.

«Крутили пальцем у виска»

Финляндия не первая европейская страна, где мне пришлось побывать по «гипсовой» теме. Честно говоря, мне уже надоело спрашивать европейцев о вреде гипсовой пыли. Каждый раз мне вежливо отвечали, что никакого вреда нет, пожимали плечами, а некоторые крутили пальцем у виска. И вот почему…

Район Киркконумми правильно называть общиной: множество мелких поселений, разбросанных по лесам и многочисленным заливам в получасе езды от Хельсинки. 400 кв. км населяет около 38 тысяч человек — гораздо меньше, чем в Павловском районе, где гордятся своей историей и стараются не допустить к ней «варваров-французов». Киркконумми можно назвать идеальным сочетанием промышленности, культуры, экологии и туризма. Если Павлово — город «гусей и лимонов», то этот финский городок позиционируется как «незабываемый уголок природы».

В конце Второй мировой войны на территории общины находилась советская военная база. Кстати, и территория поселения относилась к СССР. На холмах располагались артиллерийские точки, чтобы бомбить Хельсинки. В заливах стояли подводные лодки. Был здесь и военный аэродром. Как напоминание о том времени, остались только бункеры, куда сейчас водят туристов.

В городке множество музеев, в том числе и под открытым небом. Невдалеке от гипсового производства находится холм с древним захоронением — охраняемый государством памятник. С другой стороны гипсового завода природоохранная зона, где обитают особо охраняемые государством белки — летяги. По закону, на этой территории нельзя производить никаких работ.

Многочисленные достопримечательности привлекают в Киркконумми туристов со всего мира. Летом сюда тянутся поклонники гольфа, а зимой — любители горных лыж. Можно кататься на яхте по морю, на велосипеде или лошади среди идиллических сельских пейзажей. Или рыбачить, собирать грибы и ягоды, параллельно изучая каменные курганные захоронения бронзового века. Для детей в Киркконумми есть парк домашних животных, где можно поиграть с лошадками, свинками и т.д.

В соседях — жилой микрорайон

Среди этой красоты, помимо гипсового производства, есть цементный завод, завод по переработке сахара и…  производство нанореакторов для космической промышленности. Тут же находятся штаб-квартиры «Нокии» и «Эриксона». И на этом останавливаться не собираются: на карте Киркконумми, которую мне показали в муниципалитете, серым цветом отмечена зона возможного индустриального строительства. Это около 70 процентов территории района. Поэтому многие приезжают сюда работать из Хельсинки. На другой карте отмечены производства с повышенным уровнем шума и пыли. Гипсовое производство на ней не отмечено — «первенство» принадлежит сахарному заводу.

Гипсовый завод в Киркконумми начал работать в 1972 году. На нем производится вся линейка продукции из гипса. Есть и ноу-хау — «гипсокартон без картона» — влагостойкий материал на основе стекла. Производятся и «акустические материалы» — шумоизоляционный тяжелый гипсокартон. 70% продукции идет на нужды Финляндии, остальное — на экспорт.

В Скандинавии четыре подобных предприятия: в финском Киркконумми, а также в Швеции, Норвегии и Дании. В трех из этих стран производства находятся неподалеку от столиц государств. Кстати, в павловском Гомзово планируется такой же завод, как и в Финляндии, с длиной конвейера 450 м, только с использованием более совершенных технологий. Среди европейцев финны больше всех помешаны на соблюдении требований техники безопасности. На заводе не только нельзя курить, мусорить и фотографировать, но и нужно по правилам подниматься по лестницам, держась за поручни. Об этом везде висят соответствующие таблички. Есть и свои «правила движения» — все обязаны пропускать погрузчики.

Директор завода в Киркконумми Питер Озимек имеет опыт работы в России на аналогичном производстве в подмосковном Егорьевске.

- От жителей ближайшей деревни поступали жалобы. Но их цель была не выявление нарушений, а возможность что-то получить от завода, — считает Питер Озимек. — Мне кажется, в Гомзово просто боятся чего-то нового — это психологический фактор. Или в России мало знают, что гипс — это экологически чистый материал, он не наносит вреда здоровью. Гипсовый камень, который будет использоваться в Гомзово, крупный, и от него очень мало пыли.

Гипсовый камень в Киркконумми доставляют морем из Испании. В Финляндии от порта выгрузки до завода — около километра. Мы едем по обычной лесной дороге с белыми пятнами гипсовой пыли на обочине. В Павлово пророчат чуть ли не вымирание населения от нее. В Европе гипсовая пыль никого не смущает — Питер Озимек показывает на очищенный от леса огромный пустырь у дороги, где будет строиться жилой микрорайон.

Также в Киркконумми используют и «собственное» сырье — отходы производства и стройплощадок, ведь гипс можно неоднократно перерабатывать. А вот синтетический гипс DSG и бумагу на гипсовый завод доставляют из Германии, Великобритании и Украины.

По словам директора, работа на привозном сырье никак не сказывается на производственном графике.

«Мы с этим никогда не сталкивались»

В порту ничего удивительного я не увидел: из сухогруза огромный экскаватор высыпает породу прямо на причал. Невдалеке виднеются огромные горы угля. Пыль я почувствовал только метрах в пяти от высыпающегося из ковша гипса, когда захотел сделать удачный кадр. Питер посмотрел укоризненно — я нарушил технику безопасности.

Потом этот же экскаватор грузит породу в самосвалы, и гипс везут на завод. Особых требований к его перевозке в одной из самых экологически чистых стран нет. Но есть жесткие требования по уровню шума, пыли и т.д. За их нарушение промышленники жестоко караются…

На территории завода склад сырья — огромные груды гипса. Это тоже никого не смущает.

Я отправился в муниципалитет Киркконумми. По словам главного архитектора, в Финляндии нет препятствий, чтобы производство соседствовало с жилой зоной. Та же гипсовая и угольная пыль просто должна оседать на производственной площадке. А по строительному плану территория вокруг гипсового производства будет застроена коттеджами.

- Я работаю здесь пять лет, — заметил директор подразделения по развитию бизнеса муниципалитета Марко Тииринен, — и за это время население увеличилось на 2 тысячи человек. Это развивающийся район, и любая деятельность промышленников идет под контролем населения. Для этого есть общественные слушания. Разрешение на строительство и любую деятельность даем не мы, а федеральные структуры. Местные чиновники ничего не решают… Требования к промышленникам стандартные — соблюдение самых последних экологических технологий. Процесс получения разрешения сложен и насчитывает 13 ступеней.

Кстати, в России этих «ступеней» гораздо больше. Но на мои вопросы о возможных причинах боязни в России гипсового производства финские чиновники ответить тоже не смогли: «Извините, но мы с этим никогда не сталкивались…»

Константин Гусев.

Источник

Вы можете обсудить интересующие темы или предложить новые на форуме портала http://prostroymat.ru/forum.

Предметный указатель: