"БазелЦемент-Пикалево" спасет комплексная модернизация

08.02.2013

Если ситуация будет развиваться по пессимистичному сценарию, на глиноземном производстве пикалевской цепочки возникнут убытки в размере 400 миллионов рублей и не исключены сокращения. О том, как этого избежать, как живут в Пикалево и помнят ли о Владимире Путине, мы побеседовали с генеральным директором "БазэлЦемент-Пикалево" Дмитрием Николаевым.

DSC01667-111.jpg

- Появилась информация, что в ближайшее время у "БазэлЦемент-Пикалево" могут появиться серьёзные экономические проблемы. И это якобы даже может привести к закрытию предприятия. Подтвердите или опровергните этот слух?

- О закрытии предприятия пока речь не идет, но есть целый круг проблем, которые необходимо оперативно решить. Чтобы вы лучше понимали ситуацию, я объясню вам суть сегодняшней экономики Пикалева. Изначально, до разделения, пикалевский комплекс занимался комплексной переработкой нефелина, производя глинозем, цемент, соду и поташ. Эта диверсификация была залогом стабильности: если менялась ситуация на рынке одного продукта, предприятие оставалось рентабельным, компенсируя убытки продажами другой продукции. В 2004 году предприятие было разделено, расчленено на три отдельных завода - глиноземный, цементный и содопоташный. При этом основные затраты, в частности, на перевозку сырья с Кольского полуострова и на обжиг, т.е. энергетические, остались на глиноземном - на "БазэлЦемент-Пикалево". Получилось так, что одни зарабатывают, а мы несем убытки.

Например, сегодня для нас доставка сырья – нефелинового концентрата - по железной дороге стоит дороже, чем сам концентрат - 735 рублей за перевозку 1 тонны. В 2009 году правительство, понимая ситуацию, решило поддержать наше предприятие льготным тарифом на доставку нефелинового концентрата. Железнодорожникам стали компенсировать затраты на перевозку, а мы платили 300 рублей за тонну. В 2012 году был отменен закон о поддержке предприятий льготными тарифами, и ситуация изменилась. В прошлом году был найдем выход из положения: федеральное правительство выделило необходимую субсидию в размере 360 миллионов рублей, которая была проведена через областной бюджет. На 2013 год для субсидирования перевозок необходимо 450 млн. рублей. Средства были обещаны. Однако уже февраль, а их пока нет. Без субсидии мы сможем работать в прежнем режиме месяца два-три.

- К весне закончатся деньги?

- Думаю, если ситуация с субсидиями не изменится, то ближе к маю может встать вопрос о снижении объемов производства. Иного выхода, пока не проведена модернизация, я не вижу. Прошлый год был убыточным, этот тоже прогнозируем с убытками… Цена на нашу основную продукцию – глинозем – сейчас ниже себестоимости.  При этом расходная часть предприятия все время растет. Рост железнодорожных тарифов – 7%, стоимости газа – 15%. А газ – это почти половина себестоимости.

- Ваш завод градообразующий для Пикалёво. Сколько людей останется без работы в результате сокращения производства?

- При самом пессимистичном сценарии, объём производства сократится с 250 тысяч тонн глинозема до 120 тысяч тонн, соответственно сократится численность персонала или зарплата. Аналогичные процессы произойдут на предприятиях цепочки - "Пикалёвской соде" и "Пикалёвском цементе". Но это наихудший вариант, который мы не рассматриваем. Мы делаем все возможное, чтобы обеспечить работоспособность предприятия и сохранить рабочие места. Я опять же не рассматриваю этот сценарий, поскольку субсидии были обещаны, хотя пока не выделены.

- Кто обещал и кто не дал?

- Вопрос предоставления субсидий обсуждался в декабре 2012 года на совещании с участием заместителя председателя правительства России Аркадия Дворковича. Было принято решение выделить региону 120 миллионов рублей, которые в виде дотаций пойдут нашему предприятию. По сути, это остаток субсидии, которую мы не полностью израсходовали в прошлом году. Администрация региона, в том числе вице-губернатор Дмитрий Ялов, нам гарантирует перечисление средств. По факту деньги нам еще не выделены - идет оформление документов. Пока мы берём кредиты, которые надо будет отдавать с процентами. Когда субсидии перечислят, их нам хватит, чтобы покрыть первый квартал года. Нужно в три раза больше.

- Получается, всё равно проблема не решится, даже если вам перечислят эти деньги. Откуда возьмутся остальные почти 300 миллионов?

- В правительстве области есть и понимание ситуации, и поддержка. Я рассчитываю, что вопрос с дальнейшими субсидиями решится положительно. Параллельно я обратился к нашим контрагентам, "Пикалёвской соде" и "Пикалевскому цементу", с предложением покупать нашу продукцию по более высокой цене, чтоб покрыть отсутствие субсидий, но они отказываются. Получается, убытки терпим только мы.

- Хорошо, губернатор и вице-губернатор не могут решить проблему письмами. А как же владелец холдинга Олег Дерипаска?

- Не стоит упрощенно понимать ситуацию. Проблема Пикалево - системная. Это предприятие, которое в нынешней конфигурации и при текущем рынке исчерпало свой технологический ресурс. За последние несколько лет компания "Базовый Элемент" инвестировала в предприятие около 1 млрд. рублей - в обновление техники, развитие ресурсной базы, реконструкцию шламохранилища, и так далее. Мы максимально повысили эффективность производственных процессов. Благодаря внедрению современных систем организации производства и автоматизации управления процессом, мы добились снижения общепроизводственных и коммерческих расходов более чем на 300 млн./год. Производительность труда выросла на 15%.

В настоящее время у предприятия наилучшие показатели работы за всю историю его существования. Но важно понимать, что дальше улучшать имеющуюся технологию просто невозможно, это потолок. Нужна кардинальная модернизация, которая позволит сделать задел на десятилетия, над чем мы сейчас и работаем. Но на это нужно время и миллиарды инвестиций.

- Вот вы говорите о государственной поддержке, о субсидиях. Насколько помню, в 2009 году шёл разговор о том, что предприятие научится зарабатывать само, и не будет необходимости просить у бюджета. Когда вы планируете перестать висеть камнем на шее у государственной казны?

- Хочу напомнить, что мы - это почти 2500 работников предприятия плюс семьи. Ежегодно мы платим в бюджеты всех уровней 750 млн рублей, и мы не висим камнем на шее у государства, как вы выразились. Мы много сделали в плане снижения издержек и повышения эффективности, но ресурс, заложенный при строительстве завода более полувека назад, в нынешних условиях исчерпан, к тому же постоянно растут цены на сырье и энергоносители. Когда завод строился, сегодняшняя цена газа не учитывалась… И тем более никто не мог предугадать, что комплекс, рентабельный как единое целое, будет искусственно расчленен на куски. В итоге - у нас монопольные поставщик и покупатель, которые диктуют нам ценовую политику.

Одно из решений - модернизация всего пикалевского комплекса, которая повысит эффективность всех трех заводов. По сути государство готово было нам помогать до того момента, когда предприятия ее реализуют. Пока идет период опытно-промышленных испытаний, а это же не так быстро – технология уникальная, нефелиновое сырье впервые в мире будет перерабатываться сухим способом. Разработчик технологии создал опытно-промышленную установку в Америке. В январе этого года прошёл ряд испытаний, я сам туда ездил. Итоги испытаний будут подведены через месяц и они лягут в основу экономической части программы модернизации – будет понятно, насколько она действенна. Окончательное решение будет приниматься всеми участниками пикалевской цепочки, так как модернизация предполагает сохранение существующей схемы. Срок реализации программы примерно два года, только в глинозёмное производство потребуется вложить минимум 6 миллиардов рублей, инвестиции нужны будут и "Пикалевскому цементу", и "Пикалевской соде". Мы со своей стороны провели переговоры с банками о кредите на эти цели.

Плюс к этому, постепенно внедряем производство неметаллургического глинозема. Мы сможем выпускать марки глиноземов и гидратов, которые используются как основа для катализаторов, для производства керамики или огнеупорных смесей, и иные продукты с более высокой добавленной стоимостью. Ведь некоторые из них стоят в десятки раз дороже, чем сам металлургический глинозем. Мы около года работаем с этим направлением, предварительные договоренности достигнуты. Новые продукты востребованы рынком, но на данный момент замещены импортом. И иностранцев мы собираемся потеснить.

- Какие у вас отношения с "Евроцементом"? Постоянно идёт информация о судебных исках, долгах.

- Все судебные дела прошли, исполнительные листы выданы. У нас был долг 60 и 111 миллионов рублей, первый на 60 млн - погасили, второй погасим в течение 2013 года. Другое дело, что я был вынужден подписать по сути кабальный договор на будущий год: мы согласились поставлять "Пикалевскому цементу", который принадлежит "Евроцементу", нефелиновый шлам по прошлогодней цене - 462 рубля за тонну. Мы предлагали повысить цену до 497 рублей, по уровню инфляции, но они отказались. Я подписал договор, чтобы сохранить производство. Сейчас нами направлено заявление в ФАС, которую мы просим разобраться в ситуации. Ведь по сути "Евроцемент" является монопсонистом по отношению к нам, то есть единственным потребителем продукции, и цены должны регулироваться.

- Пару недель назад заявлялось, что производства галлия на предприятии будет закрыто в связи с отсутствием рентабельности. Затем профсоюз заявил, что закрыто оно не будет. Вы отказывались комментировать эту информацию. Так закроют или нет?

- В этом вопросе рынок диктует условия, если себестоимость производства галлия 280 долларов за килограмм, а на рынке он стоит 240 долларов, то такое производство нерентабельно. Но мы нашли выход - есть ниша, где мы можем продавать галлий по себестоимости, то есть будем работать в ноль, но закрывать производство не будем. При этом работаем над снижением себестоимости.

Профсоюзники преждевременно начали кричать о закрытии и тем более сокращениях. Даже если бы цех закрыли, то трудоустроить 40 работников этого цеха не то что не проблема, это даже части вакансий не закроет. У нас сейчас 100 вакансий на заводе, естественная текучесть в год - примерно 350 человек. Это нормально, даже низкий темп, уходят в основном пенсионеры, кто-то уезжает в другие города...

- С профсоюзом у вас вообще часто возникают разногласия, я смотрю. Есть недопонимание?

- Иногда создается впечатление, что профсоюз больше интересует самопиар, чем реальная защита интересов коллектива. Например, мы разрабатываем бизнес-план, позволяющий, несмотря на сложное положение предприятия, продолжить увеличение зарплат заводчан. А профком требует, чтобы премия к новому году была не по итогам работы, а просто так. Мне не жалко вообще-то. Но ведь выполнять обещанное мне, а не профкому, поэтому я говорю только о реальных цифрах, о том, что могу гарантировать. В итоге заработная плата наших работников растет в среднем на 12-15% в год, на социальные программы мы направили уже не одну сотню миллионов рублей.

- Но если б профсоюз не начал кричать о закрытии цеха по производству галлия, вы бы не зашевелились и не приняли решение его не закрывать...

- Да бросьте вы! Я каждый день ищу возможности поддержать предприятие, нашел - принял решение, профсоюз тут не причём. Хорошо хоть, не сорвали все… Вот представьте: мы ищем пути, договариваемся с покупателями, я как на иголках сижу, жду звонка…  А профсоюзный лидер в газеты пишет, что сначала одно решение принято, потом другое, а это очень мешает переговорам. Вот зачем так делать? Это же в итоге совсем не в интересах завода и его коллектива получается, так можно все переговоры сорвать. К тому же, решение о приостановке производства галлия принималось еще в прошлом году, тогда профком знал и молчал. А когда наметились перспективы дальнейшей работы участка, профком пошел пиариться на результатах чужой работы. Некрасиво.

В конце концов, я свой коллектив знаю уж точно не хуже профкома - какие у кого проблемы и кого что заботит. Я каждый месяц провожу собрания, объясняю текущую ситуацию и планы. Да, я вырос на заводе, у меня родители здесь работали, сам я после школы пришел на завод. Потом отслужил в армии, окончил институт, вернулся, работал и в цехе, и мастером участка, и начальником цеха, и начальником технического отдела, и техническим директором был, и директором по производству... Я все ступени прошёл, как положено.

- Вы уже решили, какие слова этому "родному" коллективу скажете, когда примете решение закрыть часть производства?

- Уверен, что не придется. Сделаю все, чтобы не допустить этого.
 
- Вот вы рассказываете, и мне всё больше кажется, что ваш завод - эдакий прообраз коммунизма? Профком, профактив, пролетариат.

- В маленьких городах жизнь вообще отличается от жизни в мегаполисе. У нас все как-то степеннее. В большом городе движение начинается изнутри, человек понимает, что должен что-то менять. У нас более патерналистский подход к проблемам. Зачастую люди ожидают, что кто-то должен прийти, сделать и сказать "вот вам пожалуйста" - мэр, директор, президент. В этом есть сходство с СССР.

- Такое ощущение, что жизнь в Пикалёво вообще остановилась в 80-х годах прошлого века...

- А в 80-х годах было плохо разве? Вспоминаю - всем было классно. У нас был и Дворец культуры, и кинотеатр... Сегодня у нас многие занимаются спортом, есть два спортивных комплекса, бассейн, лыжная трасса. По-моему, живём хорошо.

- Какая средняя зарплата на заводе и какая должна быть?

- Средняя зарплата на заводе 28 тысяч рублей, есть специальности, где люди получают более 40 тысяч. Все зависит от квалификации и нагрузки. Сам я по-разному получал, и считаю, что на заводе постепенно надо поднять зарплату до уровня 50 тысяч рублей. Это та зарплата, с которой человек может почувствовать себя другим, позволить себе большее. Но чтобы этого добиться, нужно повышать производительность труда настолько, насколько мы сегодня еще не готовы - в два раза от нынешнего уровня.

- Какова заработная плата лично у вас?

- Меня устраивает.

- Скажите тогда, где в последний раз отдыхали и когда?

- В Египте, давно. Еще до "арабской весны", когда еще было тихо.

- Какая у вас машина?

- Своей нет. Пару лет назад продал Hyundai Elantra. Сейчас езжу на служебной.

- Гендиректор завода не может позволить себе купить машину? Или дорог в Пикалёво нет?

- Недорогую могу. Только зачем она мне? Куплю - поставлю в гараж, ездить некогда ведь.

- Мне кажется, нет в России города, больше ассоциирующегося с Владимиром Владимировичем, чем Пикалёво. На вас не давит мысль, что в случае чего рабочие сразу вспоминают о его визите?

- Конечно, это засело в душах людей. Путин - это их основной аргумент для решения практически всех вопросов на заводе и в городе. Мол, не сделаете так, как мы говорим, позовем Путина. Людей это как бы защищает, придает уверенность. Я же стремлюсь, чтобы завод стал самостоятельным, рентабельным. Чтобы была перспектива. Я не хочу повторения той ситуации и поэтому постоянно напоминаю о заводе и нашим контрагентам, и властям. Знаете, я бы очень был рад, если бы они помогли мне.

Источник

 

Предметный указатель: