Кирилл Холопик: История становления саморегулирования. Взгляд участника. Часть 15

Угрозы для Единой системы аттестации

Концептуальной основой ЕСА является совокупность мер, препятствующих внесению в реестр аттестованных специалистов сведений о лицах, которые на самом деле знаниями не обладают. Сейчас внесение в реестр ЕСА таких лиц невозможно, т.к. в обязательном порядке требуется личная явка аттестуемого лица в любой из центров тестирования, предъявление паспорта, фотографирование веб камерой, подписание согласия на обработку персональных данных, прохождение теста. Теоретически центр по тестированию может внести фиктивные сведения о человеке в базу ЕСА, прикрепить фотографию и организовать прохождение тестирования за этого человека другим лицом. Для таких случаев в ЕСА предусмотрен институт контрольной оценки знаний, которая назначается в случае сомнений в реальности внесенных сведений. Ведь система фиксирует и запоминает время компьютерного тестирования, продолжительность, результат тестирования, фамилию оператора, который проверял паспорт аттестуемого лица, и т.д. Угроза лишения аккредитации является существенным стимулом для честной работы центров по тестированию.
Основным принципом ЕСА является наличие равных условий оценки знаний для всех. Все сдают одни тесты, затрачивая равное количество времени, по единым критериям оценивается результат тестирования. Очень важно, что в оценке знаний исключается человеческий фактор. В ЕСА оценку знаний осуществляет компьютер, с которым не договоришься. Этим обеспечивается признание аттестатов ЕСА всеми саморегулируемыми организациями, т.к. все аттестаты равны. Если не допустить засорения реестра ЕСА «липовыми аттестатами» и разрушения системы объективности оценки знаний, то придет время, когда аттестаты ЕСА начнут требовать большинство заказчиков и органы надзора.

1. Письменный экзамен
Серьезной угрозой доверию к Единой системе аттестации, да и вообще ее существованию, является возможное расширение форм оценки знаний. Если наряду с объективным компьютерным тестированием начнет применяться субъективный письменный экзамен, это разрушит основной принцип ЕСА. На практике такое решение приведет к доминированию формы письменного экзамена, т.к. центру по тестированию будет позволено бесконтрольно вносить сведения о любых гражданах в единый реестр аттестованных специалистов, подтверждая это всего лишь бумажкой с галочками напротив правильных вариантов ответов. Нет сомнений, что произойдет дискредитация системы. За все время работы ЕСА в НОСТРОЙ не поступило ни одного письма с просьбой ввести письменную форму экзамена. С такой инициативой постоянно и настойчиво выступал только Северо-Западный институт повышения квалификации. Инициатива одобрялась руководителем аппарата М.Ю.Викторовым, но ни у кого более не находила поддержки. Против были ВСЕ.

Но в марте 2012 года группой лиц была проведена целая спецоперация по внедрению в ЕСА письменного экзамена. Находящаяся у меня в подчинении Н.А.Прокопьева по поручению М.Ю.Викторова подготовила проект соответствующих поправок в Положение о Единой системе аттестации. Вице-президент, курирующий вопросы профобразования, А.В.Ишин завизировал проект этих поправок. А заместитель руководителя аппарата Л.С.Баринова 21 марта 2012 года предоставила на подпись президенту НОСТРОЙ Е.В.Басину извещение о проведении заочного голосования Совета по двум вопросам:
1) согласование стандартов НОСТРОЙ;
2) внесение изменений в положение о Единой системе аттестации в части внедрения письменной формы оценки знаний.
Естественно, все это делалось в строжайшей тайне от меня, и с нарушением норм Регламента аппарата.
Е.В.Басин извещение подписал, и оно поступило в рассылку членам Совета. После этого в течении буквально пары часов произошли два случайных события, которые остановили голосование членов Совета. Первое, – я узнал о назначении Басиным голосования по вопросу письменного экзамена. Второе, – Е.В.Басин позвонил мне с каким-то поручением, а я спросил его о назначении голосования по поправкам в Положение о ЕСА. Выяснилось, что Басин вообще не знал о втором вопросе в извещении. Л.С.Баринова попросту подсунула ему извещение, поставив в известность только о вопросах по стандартам НОСТРОЙ. Ефим Владимирович голосование отменил. 
Я был, конечно, очень возмущен. В моей голове не укладывалось произошедшее. Если поведение М.Ю.Викторова мне было понятно, то как могли так поступить А.В.Ишин и Н.А.Прокопьева, которые еще вчера были солидарны со мной, да и Л.С.Баринова. Сейчас я понимаю, что их действия были плодами формируемой руководителем аппарата «системы влияния», которая к тому времени опутала взаимными интересами уже очень многих. Всех впечатляла и огромная смета  в 772 миллиона рублей, утвержденная только что V Всероссийским съездом. В приемной руководителя аппарата толпились важные лица НОСТРОЙ, желающие получить свой кусок финансирования. Взамен они были готовы оказать ему необходимую поддержку. Работники были не слепые и видели все нарастающее влияние М.Ю.Викторова. Они просто боялись перечить, понимая, что в случае преследований не смогут найти защиты. На глазах таяла их самостоятельность и инициативность, большинство превращалось в послушных исполнителей воли руководителя аппарата, без учета законности и полезности принимаемых им решений.
В эмоциях я написал Е.В.Басину служебную записку с описанием ситуации вокруг внедрения письменного экзамена в ЕСА. Это была первая моя записка Ефиму Владимировичу, в которой я не просто описывал разногласия, но и отмечал свое мнение о мотивах, которые двигали руководителем аппарата. Вторая и последняя такая записка была представлена президенту объединения 6 августа 2012 года. Подробно о ней в одной из последующих Глав. В служебной записке от 23 марта 2012 года мною было отмечено: «Предлагаемое решение имеет исключительно коммерческую мотивацию. Если на рынке липовый аттестат от образовательной организации стоит 2000 - 5000 рублей, то аттестат Единой системы аттестации будет стоить никак не менее 10 000 рублей. Рынок этих так называемых «услуг» экспертно можно оценить в 15 млн. $ в год при практически полном отсутствии затратной части. Возможность легкого заработка таких огромных денег неизбежно привлечет в систему ЕСА множество недобросовестных участников. Исключить их из системы будет невозможно из-за отсутствия доказательств недобросовестности. НОСТРОЙ из структуры борьбы с коммерциализацией саморегулирования превратится в рассадник такой коммерциализации. ЭТО НЕДОПУСТИМО!  Назову конкретного и единственного инициатора предлагаемых нововведений. Это Северо-западный институт повышения квалификации (далее – СЗИПК)... СЗИПК широко практикует так называемое «дистанционное обучение», которое на самом деле является самообучением. Суть этой формы повышения квалификации заключается в предоставлении слушателю доступа к файлу с так называемой лекционной информацией. По окончании никем не контролируемого прочтения слушателем лекционной информации ему выдается документ о повышении квалификации. Считаю, что так называемое «дистанционное обучение» является скрытой формой торговли документами о повышении квалификации. Технология отработана во всех деталях и позволяет охватить любой населенный пункт России. В эту технологию не вписывается лишь аттестация в ЕСА, спрос на которую растет с каждым днем. В случае принятия предлагаемых поправок СЗИПК сможет дистанционно проводить аттестацию в ЕСА одновременно с повышением квалификации. Обращаю внимание, что представленный Вам проект изменений разработан келейно. Ни одна саморегулируемая организация никогда не выступала с инициативой о введении в ЕСА оценки знаний в форме письменного экзамена. Указанный проект не проходил никаких коллегиальных обсуждений, в том числе не выносился на обсуждение Комитета по профессиональному образованию, который состоялся совсем недавно – 6 марта 2012 года. На заседании Комитета отдельным вопросом рассматривался ход внедрения ЕСА. Было принято решение обратиться к СРО и центрам тестирования с просьбой представить к 25 марта предложения по совершенствованию ЕСА. Такие предложения собираются, среди них нет предложений о расширении форм оценки знаний».
Единую систему аттестации тогда удалось отстоять. При мне состоялся разговор Е.В.Басина с А.В.Ишиным, в котором было сказано, что письменный экзамен в ЕСА никогда не получит поддержки президента объединения. Вместе с тем, нельзя исключать новых попыток соответствующего изменения Положения о Единой системе аттестации.

2. Нелегальное внесение сведений в электронный реестр аттестованных специалистов 
Сразу после моего увольнения руководство аппарата НОСТРОЙ начало изучать возможность получения дубликатов паролей операторов ЕСА всех саморегулируемых организаций и Центров по тестированию. Для чего могли понадобиться эти пароли?  Аппарат НОСТРОЙ, как администратор системы, может  наблюдать за работой всех операторов  и без этих паролей. Нетрудно предположить, что целью получения дубликатов паролей является намерение осуществлять внесение в базу данных сведений от имени СРО и Центров по тестированию. Это недопустимые действия, которые быстро будут обнаружены и разрушат доверие к системе. В свое время мы предвидели возможное давление на администратора системы, поэтому выдача паролей в ЕСА осуществляется таким образом, что узнать о них невозможно при всем желании. Пароль формирует компьютер по принципу случайных чисел и высылает на адрес электронной почты, который указан центром по тестированию или СРО. В справочнике операторов системы пароль не отображается.
Другим тревожным сигналом является появившееся намерение якобы решить проблему внесения в реестр ЕСА сведений о строителях, аттестованных по системе Спецстроя России. Основанием для этого выдвигается соглашение со Спецстроем о взаимном признании систем аттестации. На самом деле сведения о специалистах, аттестованных  по системе  Спецстроя России, носят закрытый характер. Спецстрой России строит секретные объекты и никогда не допустит, чтобы участвующие в этом строители оказались в доступном для всех реестре ЕСА. Могу предположить, что настойчивая нацеленность на создание механизмов ввода данных в реестр аттестованных специалистов Единой системы аттестации без прохождения установленных процедур тестирования и аттестации, мотивируется совсем не Спецстроем России. За этим предложением просматриваются те же коммерческие интересы конкретных образовательных организаций, которые были причиной инициатив по внедрению письменного экзамена.

3. Техническое обслуживание программного обеспечения и баз данных
Между аппаратом Национального объединения строителей и разработчиком программного обеспечения Единой системы аттестации ООО «Информстрой» сейчас конфликт. В августе 2012 года руководитель аппарата принял ничем не мотивированное решение о курсе на разрыв отношений с этой компанией. Позднее в сентябре 2012 года ООО «Информстрой» обратилось в правоохранительные органы с требованием возбудить уголовное дело по факту вымогательства в пользу супруги руководителя аппарата прав на сайт www.sro-s.ru. Отношения завязались в тугой узел, который при действующем руководителе аппарата вряд ли развяжется. К ЕСА это имеет отношение, т.к. возникли вопросы. Не приведет ли конфликт к необходимости отката эксплуатируемой объединением сегодня версии программного обеспечения ЕСА (права на которую принадлежат ООО "Информстрой") до устаревшей версии, которая существенно уступает в удобстве пользования? Кто в дальнейшем будет совершенствовать программное обеспечение ЕСА?
Есть и совсем серьезный вопрос. Кто будет обслуживать программное обеспечение и базу данных ЕСА в 2013 году? Действие соответствующего договора с разработчиком ПО закончилось в 2012 году. Без полноценного и квалифицированного обслуживания такая сложная автоматизированная информационная система, как ЕСА, когда-то неизбежно начнет давать сбои. Конечно, не сразу. Как автомобиль без техобслуживания какое то время ездит. Определяя курс на разрыв отношений с разработчиком, были ли продуманы последствия? Кто будет восстанавливать работоспособность ЕСА в случае сбоя? Доверить эту работу кому-либо, кроме разработчиков, является неоправданным риском. После стороннего вмешательства в программные коды, уже и разработчики могут оказаться не в силах "поднять" систему.

По материалам автора

 

Предметный указатель: