История человека. История людей. История Пикалевского комбината

azovka аватар.

Продолжение публикации "30 лет в Пикалево… (ничего личного)"

...Начальником цеха помола на Пикалевском цементном заводе тогда был Алексей Иванович Кирсанов, его заместителем – Савичев Михаил Васильевич.

Про Савичева среди работников ходили легенды. Он отвечал за технологию. Видел все: кто чем занимается, кто опоздал, кто пытается получить результат посредством мелкого мухляжа. Короче – все чувствовали его неусыпное внимание. Думаю – это гораздо лучше, чем равнодушие других.

Алексей Иванович, забегая вперед, запомнился своим призывом. Идет партийное собрание завода. Как всегда – много слов, много призывов, Тогда на комбинате было негласное правило – 3 дня своих выходных нужно было отработать в совхозе. Вот и был разговор о том, что план сельхозработ не выполняется. Время идет, разговор ни о чем. Тут Алексей Иванович выносит свой громкий вердикт: а теперь все встаем - и в поле. Он и жил и работал вот так – по-совести. Большую часть времени находился в цехе, за столом не засиживался. А ведь он ходил на протезе. Когда лет через десять я начала работать начальником лаборатории цементного завода и познакомилась с ним поближе, узнала еще одно его качество: если он сказал, что сделает, то сомневаться уже не приходилось. А по-жизни он оказался веселым жизнерадостным человеком. Одни его частушки – какие заводные.

Он так и не смог перестроиться и пристроиться к новой жизни, где часто основой является нажива. До самого конца своей жизни он остался просто честным человеком.

Далее мой путь лежал в цех обжига. Туда я пришла помощником машиниста вращающихся печей обжига портландцементного клинкера. Цех обжига клинкера состоял из двух отделений. В первом отделении были маленькие вращающиеся печи 3,6х60,5 м, во втором 3 печи 4,5х170 м. Меня отправили во второе отделение.

Уходящее поколение.

Сегодня по утром телевизору глянула часть передачи по поводу наших достижений в военной технике.

Прозвучала такая фраза: «Уходят наши лучшие кадры. Уходят специалисты».

Да. Я тоже хочу в своем повествовании это подчеркнуть. Ушли истинные технари. Они ушли из всех сфер.

На печах работали машинисты с техникумовским образованием. Мастера тоже не имели высшего образования. Но культура производства была, как бы сказать правильнее - такая основательная (основанная на порядочности, технических знаниях, ответственности).

Для меня это были такие взрослые самодостаточные мужчины. Да, они не знали высшей математики, не строили тройных диаграмм. Но они умели вести вращающиеся печи. Подход был грамотный  с полной ответственностью.

Помнится, конечно, всякое, но есть и вещи, стоящие особо. Нам с Галиной особенно запомнилась церемония пития чая. Комната, где это происходило (пятиминутки), не смотря на в основном мужской коллектив, была чистой. Машинист ковшом на длинной ручке набирал из течки порцию клинкера и высыпал на пол у печи. На клинкер ставился чайник. Когда вода закипала, его несли в «пятиминутку», бросали туда заварку и ….. самый писк ….. разливали чай в полу-порционные тарелки. Каждый брал свою тарелку и вприхлебку пил этот кипяток чафирный.

Однажды утром, испив такого чайку, как-то мне стало слегка некомфортно. Я решила, что у меня ранний токсикоз беременных. Пронесло.

Наверно еще запомнилось – как меня послали чистить скребковый транспортер под клинкерным холодильником. Там я узнала, что такое СаО свободный.

На головке печей была чистота, на рабочих местах не спали и не играли в пасьянс на компьютерах. Что еще – это в разговоре не было мата! Просто порядочные люди. По другому не скажешь.

Позднее к нам стали прибывать другие директора, которые считали мат нормой жизни. Удивляя словосочетаниями даже бывалых футеровщиков. Молодежь это сразу просекла, оперативки в цехах превратились в соревнования по знанию русского языка.

Хочется сказать особое слово о директоре Пикалевского цементного завода Николае Константиновиче Савченко, как раз в связи с обжигом. На пульте печей он был уже к окончанию ночной смены. Этим все сказано для понимающих людей. Принцип – доверяй, но проверяй. Результатом этого был полный склад качественного клинкера. Как-то мастер сырьевого цеха, который по жизни не был равнодушным, на все имел свое мнение, вспоминая его, назвал уважительно «тятей». Когда человек требователен к людям, но в то же время сам ведет себя достойно – это всегда вызывает уважение.

Чем же я занималась в обжиге? Ну конечно, как молодой помощник:

- убирала пыль  на площадке у своей вращающейся печи обжига клинкера (6 печь);

- ежечасно смотрела на микроскопе фазововый состав клинкера;

- при проведении футеровочных работ печи подавала кирпич;

- замеряла питание на вращающейся печи.

Машинист мой со сменным мастером, что знали, пытались до меня донести. Я старалась. Уж как получалось – это другой вопрос. Бывало и так: маленькая дочь (2 года) сломала в садике руку. В садик ее брать отказались. В больнице сказали – может ходить в садик. Поэтому мы сдавали ее с мужем у ворот проходной с рук на руки- один уходил со смены домой, другой заступал на смену. Естественно, после ночной смены спать было невозможно – ребенок требовал внимания.  К утру третьей ночной смены я, стоя у приборов с открытыми глазами увидела сон (дремать за столом тогда было не принято). До сих пор этот феномен для меня загадка.

Мужу было веселее. Он исхитрился при ребенке заснуть. Мы жили в общежитии. Очевидцы утверждают – после такого неосторожного трюка, он выскочил из комнаты с пеной изо рта. Добрый ребенок насыпал папе в рот стирального порошка.

Продолжение следует...

Вы можете обсудить интересующие темы или предложить новые на форуме портала http://prostroymat.ru/forum.

Предметный указатель: